Главная страница СЕМЕЧЕК

 С.Соболев
 
 
 
 
 

Рудольф Волтерс "Специалист в Сибири" -- Новосибирск, "Свиньин и сыновья", 2007. 260 стр. тираж 500 экз. 978-5-98502-059-5. Перевод с нем. Д.Хмельницкого.
 

Автор -- молодой немецкий архитектор, в мае 1932 года приехал по контракту работать в СССР, на выбор ему предложили Воронеж или Новосибирск. Но для архитектора в Воронеже работы не было, там был нужен специалист по ж/д мостам. Жаль, мне было бы интересно прочитать именно про Воронеж, "чернозёмную столицу", он у нас тут под боком. Оклад положили ему в 600 рублей (оклад аналогичного сов.специалиста -- 200-250 руб., может быть максимум 400; зарплата рабочего -- 150), плюс отдельное снабжение в спецмагазине (Цены ниже чем для сов.граждан в два-три раза, выбор – больше, потому что пропускной режим и на входе стоит красноармеец с винтовкой. Волтерс в какой-то момент отдал свои карточки знакомым, у которых стал обедать -- таким образом он не только снимал с себя тяготы готовки (как я понял, он как молодой холостяк был малоприспособлен к самостоятельному ведению быта), но и крепко выручал эту советскую семью). Советские представители за рубежом (в Вене, в Берлине) особо не утруждали себя правильным выбором специалистов для найма для работы в СССР. Да и по прибытию на место работы иностранцам не давали фронта работы по ух уровню, а использовали на второстепенных службах, им зачастую поручали работу, которую мог выполнить сов.гражданин за много меньшие деньги, об этом еще Ильф и Петров иронизировали.
 
 

Все что видел Волтерс -- о том и написал по горячим следам. Книга была издана в Германии уже в 1933 году, переиздана в 1936, а после войны попала под запрет как нацистская литература. Если и есть в книге что-то фашистское, то вот оно: дважды упоминается, что в Наркомате работают сплошные евреи, и мусор на полу в купе матросов: "там где русские там грязь". (В противовес грязи и бытовому бескультурью Волтерс указывает, что русские семьи чрезвычайно гостеприимны и всегда готовы поделиться едой с гостем). Разумеется, не это послужило причинной запрета переизданий книги, а то, что Рудольф Волтерс был однокашником и другом Альберта Шпеера (любимы архитектор Гитлера, министр вооружений Империи).
 
 

Скорый поезд из Берлина доставил меня через Польшу в Негорелое, лежащее на русской границе. Поезд медленно вкатился на маленькую станцию, проехав под своего рода триумфальной аркой, на которой было что-то написано большими буквами по-русски. .. .. "Привет рабочим Запада!". На обратной стороне было написано: "Коммунизм уничтожит все границы". Прекрасные слова для 160 миллионов запертых советских граждан! (с.40).
 
 

Дорогой товарищ, почитайте вы наконец газеты! Как счастливы эти люди! И как счастливо будут жить их дети и внуки! Собственно, мы этого уже достигли. Первого января, когда начнется второй пятилетний план, уровень жизни этих людей увеличится втрое. .. .. То, что вы видите своими глазами, создает у вас неправильное представление о нашей системе! (с.107)
 

Готовые фундаменты зала ожидания были взорваны прошлой зимой, поскольку их закладывали по старому проекту. .. После этого еще многое переделывалось, те или иные согласующие инстанции что-то меняли, залы и помещения становились больше, так что сейчас было решено часть новых фундаментов взорвать во второй раз. .. (с.110-111. Всего сменило друг друга последовательно 11 вариантов вокзала)
 

В ноябре его посылают в Москву, чтобы представить в народном комиссариате новый проект вокзала. "Разработчику проекта нельзя было ехать, он был ссыльным" (стр. 131). Вместо него едет немец, который едва говорит по-русски!
 
 

Заселился немец в комнату в июне, но только в декабре смог достать гвозди чтобы повесить занавески (с.143). То ли немец не догадался что на стройке гвозди можно утащить, то ли не таскали в то время стройматериалы, то ли он законопослушно искал их в своём магазине для иностранцев.
 

С 1 января 1933 года чуда не произошло: "продуктовые рационы были тем временем сильно урезаны, а цены, кроме того, сильно выросли. Мы получали вместо трех килограммов масла в месяц теперь только полтора, а льготные цены выросли с четырех рублей за килограмм до семи. .. .. .. Молоко и яйца теперь не получали даже мы, иностранцы." (с.144).
 

Когда к Волтерсу приходили в гости, видели его вещи (будильник, фотоаппарат, ручка с чернилами) люди удивлялись, как это так, на западе производят такие вещи?!

"Сигареты в упаковке из фольги были самым неслыханным из того, что мои друзья вообще могли себе представить. Каждый просил меня дать ему пустую упаковку, и я лишился дара речи, когда один высокий начальник однажды попросил меня с жадным взглядом: "Подарите мне эту красивую пачку, когда она опустеет". Вскоре я осознал, что благодаря этим блестящим коробочкам меня повсюду будут хорошо принимать, и в конце концов написал домой, чтобы мне присылали только пустые упаковки из фольги. (с.150-151)
 

Была в том районе бригада немецких шахтёров. Однако с их слов условия работы оказались совершенно невозможными: примитивные инструменты и пренебрежение безопасностью их категорически не устраивало. Платили им всегда только половину от обещанного.
"Иной такой немецкий пролетарий-коммунист с развернутым знаменем являлся в рай для трудящихся – и теперь он знал, где находится ад" (с.164).

Первое января 1933:
"31 декабря я был приглашен на празднование Нового года к своему шефу. Это был печальный праздник. Мы все надеялись получить задержанную зарплату, как минимум за ноябрь. Этого не произошло, и на столе были только водка с селедкой и немного черного хлеба. Ночью мы ждали речи Сталина по радио. Ведь первый пятилетний план завершен! Со времен пролетарской революции протекли пятнадцать долгих голодных лет. Первого января 1933 года должно было наступить тройное улучшение жизненного уровня -- это пообещал никогда не ошибающийся вождь. С верой в выполнение обещания 160 миллионов пролетариев перенесли голодные годы. 160 миллионов пролетариев ждали обещанного.Произошло же нечто иное.
Речь Сталина не прозвучала, и первое января угрюмо настроенные люди встретили работой. На всех снизошло что-то вроде отрезвления, и, как ведро холодной воды, подействовала на всех речь одного партийца на большом профсоюзном собрании нашего управления, созванного первого января после работы. Докладчик коротко подчеркнул огромные успехи промышленности во время пятилетнего плана и заявил далее, что с прогулами, наконец, должно быть покончено, а дисциплина с сегодняшнего дня должна быть надлежащим образом усилена" (с.166-167).

Для начала все зарплаты были урезаны где-то на 10%.
Продвольственные нормы радикально снижены. Хлебные нормы уменьшились с 800 г в день до 400.
Замужние неработающие женщины больше не обеспечивались хлебом так же, как их мужья.
Предпринято 30-процентное сокращение штатов.

Если служащего увольняли -- а это происходило без предварительного предупреждения в 24 часа -- то у него немедленно отбирали хлебную карточку, и он должен был зависеть от друзей.  (с.168)
 

Все это вынуждало человека обращаться на биржу труда, откуда его отправляли в пром.районы Алтая. Жилья хватало в этих новых районах на 10% работающих.
 

Тогда был введен "паспорт". Выдавали их только нужным рабочим и служащим. У кого не было паспорта, обязан был уехать из города в течение трех дней. Их направляли в угольнодобывающие районы страны или в совхозы.

Строительство в этот год было заморожено всё: ничего не строилось и не достраивалось.
 

Все фабрики, заводы  и мастерские, на которых были токарные станки, обязаны были ремонтировать трактора из совхозов. Лучшая бригада починила 15 из 75 пришедших к ним сломанных машин (20%), но по итогам всего города Новосибирска она оказалась самой лучшей! (с.176-177). Причиной поломки тракторов Волтерс называет отсутствие смазочных материалов в совхозах: если топливо им поступало, то масло -- нет.
 

Равенство -- в том числе и равенство полов -- разрушение семьи -- свода от ответственности за семью -- вынужденная миграция -- специалисты катаются по стране и не успевают сделать ничего (за год персонал предприятия -- от рабочего до инженера -- может смениться не один раз) (с.193)

Описывает случаи брака по расчету с иностранцами -- явление если не обыденное, то уже не экстраординарное (с.194).

Описывает что билет на поезд можно было купить только если есть справка с работы о том что человек имеет право и должен куда-то ехать. Просто так купить билет можно по живой очереди в несколько дней. Волтерс практически на всех пересадочных станциях пользовался услугами самой могущественной организации -- ГПУ. На с.199 описывает как сотрудники ГПУ помогали "за небольшое тайное вознаграждение" доставать билет на поезд. Что за вознаграждение, за что гэпэушники родину продавали -- за деньги? За продуктовые карточки? за фольгу от сигарет?
 

И вот этот мемуар издан тиражом пятьсот экз. Два года назад. И без проблем куплен месяц назад. В это же время опусы шовинистов Мухина, Емельянова, Верхотурова, Баландина и прочих неучей ("монография о репрессиях написана на основании газетных вырезок 1990-2006 годов", сообщает о своей книге один такой умник), славящих Сталина печатаются десятками тысяч экземпляров. И которых всё мало и мало, не успевают переиздавать в разных сериях и под разными обложками.

Кто-то скажет: пока был СССР пропаганда хвалила его, потом двадцать лет хаили СССР, теперь маятник качнулся и начали опять хвалить СССР -- но в том-то и опасность, что оппозиция проходит не по линии "сменим знаки плюс на минус", а только по отношению к человеку.

 


  Главная страница СЕМЕЧЕК
zakazcvetov.by/catalog/cvety/rozy
Hosted by uCoz